«Транзит» на финишной прямой

Без театра нельзя!

Оксана Ефременко,
Газета «Новая Сибирь»

«Транзит» на финишной прямой

«Ново-Сибирский транзит» — полный вперед

Анна Огородникова,
Газета «Континент Сибирь»

Олег Лоевский (Екатеринбург) — театральный критик, автор множества театральных лабораторий, председатель экспертного совета III «Ново-Сибирского транзита»:

— Одна из самых важных функций этого фестиваля — собирание театральных земель. Дальний восток — Приамурье, Приморье, Сахалин, Камчатка — отчуждён от театральной России. И включение театров этого региона в программу «Транзита» — это возможность обнаружить себя на театральной карте. Не менее важно вливание в афишу национальных театров из Якутии, Хакасии, Тувы, Бурятии, Алтая. Ведь на фестиваль приезжают ведущие московские и питерские критики, гости из-за рубежа, не говоря уже о представителях множества театров со всей России.

На Урале есть свои довольно крупные фестивали — «Реальный театр» в Екатеринбурге и «Камерата» в Челябинске. Но постепенно уральские театры проникаются интересом показать себя на серьёзном форуме другого региона. В театрах Сибири уже вошла в обиход реплика: «Как, вас не будет на „Транзите“?». Это говорит о том, что фестиваль поддерживает высокий профессиональный уровень спектаклей. А ведь театр как организм постоянно борется за право работать плохо! Так как чем ниже планка, тем многим людям легче жить.

Но, слава богу, периодически находятся те, кто бунтует против застоя. Известный театральный критик Марина Давыдова предложила рассматривать в качестве критерия положительной оценки деятельности театра его участие в крупных фестивалях. Действительно, если ваши спектакли ни разу не были показаны ни на «Золотой Маске», ни на «Радуге», ни на «Транзите» — это повод серьёзно задуматься.

Мне осталось посмотреть меньше десяти дисков со спектаклями, заявившимися на этот «Транзит». Довольно много я уже видел вживую. Очень хочу посмотреть спектакль «Камень» режиссёра Марины Глуховской в Челябинске. Слежу пристально за творчеством Алексея Песегова, Олега Рыбкина, Сергея Потапова. Интересно работают и молодые режиссёры: Ваня Орлов, Полина Стружкова, Рома Феодори. Частотность успеха у всех разная. Но ни на ком нельзя ставить крест! Одна неудача — всего лишь одна неудача. Две неудачи — это только две неудачи, не более того. Критику важно различать, где энергия заблуждения, а где лень и халтура.

На сегодняшний день есть 5-6 спектаклей, которые я бы рекомендовал в фестивальную афишу не раздумывая. Один из них — режиссёрский дебют! Представьте, бывает и такое. Надеюсь, этот «Транзит» не уступит прошлому, который был, на мой взгляд, одним из сильнейших фестивалей за всю его историю.

Татьяна Тихоновец (Пермь) — критик и историк театра, заслуженный работник культуры России:

— В этом году заявок на фестиваль поступило больше обычного. Видимо, это связано с тем, что слава «Ново-Сибирского транзита» растёт. Работа экспертного совета началась в сентябре, афиша должна появиться в начале марта.

Эксперты смотрят диски в индивидуальном порядке без предварительного и последующего обсуждения увиденного. Основная работа экспертов на первом этапе — отсев откровенно слабых спектаклей, и экспертные оценки сдаются по каждой заявке. После этого Ирина Васильевна Кулябина составляет карту поездок и разрабатывает систему маршрутов, чтобы эксперты могли посмотреть спектакли живьём. Пока я приехала посмотреть «Крейцерову сонату» в «Глобусе» и «Фабричную девчонку» в «Первом театре».

В работе экспертного совета есть деликатные моменты. Театр — живое искусство, и спектакль на спектакль не приходится: что-то со временем может вырасти, а что-то, наоборот, развалиться. То, что понравилось одному эксперту, может оставить равнодушным другого. Получается, в такой спорный театр необходимо отправить третьего члена экспертного совета фестиваля. Можно только посочувствовать Кулябиной, которой всё это порой приходится сводить к общему знаменателю.

Я работаю экспертом на многих фестивалях. И каждый раз звучит один и тот же упрёк: что за ерунду вы отобрали? Но ведь мы работаем с тем, что есть! Очень хочется, чтобы на фестивале было показано как можно больше выдающихся спектаклей — но что делать, если их не так много?

В этом году довольно много интересных заявок. «Снежная королева» Красноярского ТЮЗа. Нижневартовский драмтеатр прислал «Двенадцатую ночь» Шекспира. Видела её вживую — очень смешной спектакль, остроумно поставленный. Танцевальная группа из Екатеринбурга предложила дэнс-версию чеховских «Трёх сестёр». Многие театры обращаются к современным пьесам. Но это не означает, что по ним ставятся лучшие спектакли. Понятно, что в провинции театры зачастую ориентируются на то, чтобы иметь успех у своей публики. Поэтому часто ставится классика. И у нас есть такие заявки, как «Васса Железнова» из Минусинска, «Варвары» из Красноярской драмы. А также — Пушкин, Островский, Вампилов, Булгаков, Ремарк, Олби...

Несмотря на непростые условия работы театрального критика, я её обожаю! История развития множества театров происходит у меня на глазах. Из каких только уголков не присылают заявки: Лесосибирск, Канск, Норильск, Тара. И будучи экспертом, я могу приехать в эти маленькие города и увидеть, чем и как там живут люди.

Оксана Ефременко (Новосибирск) — театральный критик, старший преподаватель кафедры истории театра НГТИ:

— Спектакли и театры, приславшие заявки на фестиваль — очень разные. Непросто выработать критерии сравнения, скажем, новосибирского «Красного факела» и театра из Нюрбы. Российские театры разбросаны по стране, но ощущения единого пространства нет. Театральная жизнь бурлит в считанных крупных городах: Москва, Питер, Новосибирск, Екатеринбург, Омск. И весьма маловероятно, чтобы в ближайшие годы, к примеру, город Канск Красноярского края мог стать российским Авиньоном. Отсюда стойкий стереотип мышления: хорошие спектакли могут быть только в больших городах. Увы, и в мегаполисах спектакли редко достигают уровня столичности! Но такие фестивали, как «Реальный театр» и «Ново-Сибирский транзит» делают театральную жизнь России более интенсивной, поскольку там собираются не только лучшие спектакли последних лет, но и организуются встречи людей театра.

Заметно, что в Екатеринбурге, Новосибирске, Омске общее хорошее состояние театров, которые поддерживаются государством. Но вместе с тем в этих городах недостаточно много театральных инициатив: лабораторий по современной драматургии и режиссуре, социокультурных акций и так далее. Для их проведения можно использовать не только пространство театра, но и магазины, арт-кафе, музеи, бизнес-центры. Это омолаживает публику. А новые идеи привлекают в театр нового зрителя, которому дают понять, что искусство не является исключительно дидактическим институтом, что театр может быть намного разнообразнее, чем мы предполагаем, исходя из школьных культпоходов.

Интересный момент: если театральный Урал характеризуется прежде всего чёткой линией развития современной драматургии, то Новосибирск в этом отношении избирательнее и предлагает публике более масштабный разговор. Я считаю, что художественные открытия связаны прежде всего с работой над классикой. Одарённый режиссёр Тимофей Кулябин формируется как художник, ставящий в разных городах исключительно классику: Еврипида, Мериме, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Ибсена, Шекспира. Режиссёр Кулябин становится новосибирским брендом. Аналогично, брендом для Красноярска и всей театральной России стали Олег Рыбкин и Роман Феодори.

Я ознакомилась с половиной присланных заявок. И на основе увиденных 50-ти спектаклей могу судить о том, что сильные режиссёрские высказывания в современном театре по-прежнему присутствуют. Для работы берутся довольно сложные тексты — та же «Школа для дураков» Саши Соколова. А ведь в Челябинске могли бы ориентироваться и на другие тексты, всем понятные. И мне кажется, что в этом проявляются творческие амбиции театра. Спектакль челябинцев не стал конгениальным великому тексту, но налицо жизненно необходимое для режиссёра высказывание.

Юрий Татаренко,
«Театральный проспект» №4 (88)