Пусть меня любют!

В спектакле «Жители города К.» Канского драматического театра актеры рассказали о своем городе и самих себе, погрузили нас в свою среду с ее специфическими реалиями и географическими особенностями. Зрители приняли их тепло, можно сказать, по-родственному не только в силу соседских отношений. Получился настоящий разговор по душам.

Перед самым началом спектакля на свое место спешит женщина в потрепанном пальто и доисторической шляпке, и администратор вежливо говорит ей, что у нас гардероб есть. Она не обращает внимания, так и усаживается в первый ряд, а посреди действия вдруг поднимается на сцену и оказывается школьной учительницей. Актеры носятся по залу, бьют зрителей плюшевыми игрушками по голове, суют им какие-то свертки, протискиваясь к сцене по узкому проходу. Молодежь, которая тусовалась на галерке за спинами зрителей, вдруг тоже оказывается персонажами спектакля. И уж думаешь, что заливистый смех в зале — их проделки. Однако пересмешники оказываются реальными учениками новосибирской гимназии № 20, и им все кажется прикольным и клевым. Актеры разговаривают с залом, рассказывая о самих себе, будто дело происходит на кухне. Мы — это они, а они — это мы, дистанции нет, хотя от города Н. до Москвы ближе, чем от города К..

Что такое Канск? Это даже не областной центр — четыре часа от Красноярска на электричке. Еще там проходил Канский международный кинофестиваль. Не тот, где все звезды, а фест сверхкороткого фильма. Об этом мы узнали давно из собственных источников, а теперь знаем, что это город, где «нельзя не пить», и все равно туда хочется вернуться. Еще в Канске есть театр, где в 2009 году Геннадий Тростянецкий проводил лабораторию и загорелся поставить с этими актерами спектакль в технике «вербатим». Он сказал, что всего они поставили около 200 историй, и играют те из них, какие хотят в данный момент.

«Жители города К.» — для тех, кто устал от беспросветности новой драмы и категорически не принимает Коляду. Кому надоели разговоры об апокалипсисе, а хочется верить в хорошее. Кто не разуверился в человеке и не собирается выносить приговор человечеству. Так и хочется воскликнуть «в жизни такого не бывает!», хотя это же реальные истории реальных людей, преподнесенные вне какого бы то ни было художественного вымысла. Краткий дорожный роман: молоденькая проводница и осужденный, следующий в колонию-поселение на пять лет. Неизвестно, почему за эти годы они не обменялись ни строчкой, но, отбыв срок, парень принимается разыскивать свою Оксану. Уж заранее предполагаешь, как он, стоя с простеньким зелененьким платочком в подарок перед ее дверью, нарывается на грозного мужа. Вот и нет, вот и нет. Навстречу ему выскакивает Оксана, теряет дар речи, а потом, выводя за руку пятилетнюю малышку, вопит: «Папка наш приехал!»

Ну как тут те рассиропиться, не всплакнуть от умиления. Каким бы реалистом ты ни был, а хочется чистого и светлого, как ни крути. Однако режиссер вовсе не сентиментален — он позволяет персонажам окунуться в детство, но предлагает относиться к этим воспоминаниям с точки зрения реальности. Комическая составляющая спектакля — перевоплощение актеров в детишек, обозначающих несколькими штрихами их ужимки и гримаски и оставаясь при этом взрослыми людьми, смотрящими иронично и мудро на себя давних. Во втором действии начинается откровенная клоунада — персонажи в разноцветных париках и с накладными носами снижают пафос воспоминаний, с помощью юмора и стеба расправляясь с сантиментами. Когда ты был совсем маленьким, родители пошутили, что отдадут тебя в чужую семью или даже на другую планету. Ты испугался и решил уйти из дома. Вырыл в сугробе норку, уснул там и чуть не замер. Но папа с мамой тебя нашли. И когда оказалось, что они пошутили, наступило счастье. «Меня любют!» — ликует мальчишка. Ты любишь, тебя любят — чего еще надо? Скоро ты вспомнишь, что мир действительно катится в пропасть, но зачем знать об этом ежеминутно?

24 мая 2012