Мы все умрем. Но только не сейчас

Хочу тебя спросить. Ты че все с чайником ходишь?

— Да пора уже на чай переходить.

(Из капустника)

— Завтра на спектакль не пойду. Сил нет. И так уж сколько всего посмотрела.

— А я и завтра пойду, и на закрытие пойду, а летом уж высплюсь!

(Из разговора двух зрительниц)

Сахалинским спектаклем «Прекрасное далеко» завершился «Ново-Сибирский транзит». Зрители не хотели отпускать актеров, да и с фестивалем прощаться очень грустно. Десять дней, которые потрясли театральный мир, пролетели стремительно, как самолет рейса 2012. Продлись, продлись, очарованье!

В спектакле Павла Зобнина о том и речь: продлись, жизнь, дай насытиться свободой! Оказавшись якобы в раю, персонажи-ангелы все как один делают открытие: не успел ты дожить там, «на свободе». Не успел узнать, увидеть, понять, допеть любимые песни, отдать близким тепло души. Не долюбил, не долетел. Здесь сколько угодно можешь летать, курить травку, печь пироги — но ничего не происходит. «Очень трудно жить с ощущением, что все прожито и ничего не будет», — обреченно говорит Саныч, самый старший ангел, который давно постиг, что вечная жизнь в раю — это не жизнь.

Персонажи заперты в тесной комнатке с обманчивым простором, который дает зеркало. Хоть и говорят, что места всем хватит, а зажаты в тесноту и безысходность. Одеты, как зеки, в ушанки и робы. Сначала думаешь, что они на зоне, пока до тебя не доходит: тот свет и есть зона, откуда нет возврата. Здесь все есть, но нет ничего настоящего. Мы бежим и прячемся от жизни, не умея ее ценить, не умея понять, что лучше жизни нет ничего.

Давайте любить жизнь, пока мы живы. Давайте беречь каждый день, каждый час и наполнять его смыслом. Давайте будем вспоминать нынешний «Транзит» как яркое событие на карте беспокойных будней и обязательно дождемся следующего!

Александра Макарова

29 мая 2012